Виталий Кутепов: Сложнее задача — интереснее решать

3 апреля 2010, газета «Коммерсант-Сибирь»


Скачать статью (PDF, 118,7 КБ)

Востокгазпром готов вводить в эксплуатацию новые месторождения. Еще года не прошло с тех пор, как перерезали красную ленту на Казанском нефтегазоконденсатном месторождении, а уже реализуются уже совсем другие планы. На очереди — Северо-Останинское нефтяное месторождение, затем Болтное. Кроме этого компания, руководствуясь четкой перспективной программой, будет вводить новые производственные объекты. Об этом наш разговор с Президентом ОАО «Востокгазпром» Виталием Кутеповым.


Стратегия развития Востокгазпрома, сформированная до начала кризисных явлений в отечественной экономике, подразумевала серийный ввод сложных месторождений, начиная с Казанского в 2009 году. Что изменилось на сегодняшний день? Пришлось ли корректировать сформированный план?

Когда мы формировали план серийного ввода сложных месторождений Южной группы на 2009–2012 гг. у нас еще не было Сомовского лицензионного участка. Болтное нефтяное месторождение Сомовского лицензионного участка отличается высокой степенью готовности к вводу в промышленную разработку. Более того, оно находится недалеко от Казанского нефтегазоконденсатного месторождения с действующей инфраструктурой подготовки и транспортировки нефти. Мы пришли к выводу, что показатели разработки Болтного месторождения на сегодняшний день гораздо привлекательнее, чем показатели месторождений Останинского блока. Поэтому в наш план серийного ввода сложных месторождений пришлось внести некоторые коррективы с точки зрения экономической целесообразности. В 2010 году мы намерены ввести в пробную эксплуатацию Северо-Останинское месторождение, как и планировали ранее. В наступающем 2011 году планируем начать разработку Болтного месторождения. Также в 2011 году на Северо-Останинском будем вводить в эксплуатацию установку подготовки нефти и продолжать эксплуатационное бурение. В целом показатели разработки месторождений Останинского блока в настоящий момент являются неустойчивыми для достижения рентабельности показателей разработки. Эти выводы нашей геологической службы подтверждены технико-экономическим обоснованием компании Шлюмберже. Но, несмотря на это, согласно лицензионным обязательствам и нашей производственной программе, мы планируем реализовывать пробную эксплуатацию этих месторождений последовательно. В 2012–2013 гг. введем в пробную эксплуатацию Останинское и Пинджинское месторождения. Пока стоит вопрос по сроку ввода в разработку Рыбального и Мирного месторождений, где на настоящий момент самые низкие показатели эффективности разработки.

Чем будет отличаться разработка месторождений Останинского блока?

Геология месторождений Останинского лицензионного участка на порядок сложней, чем, например, Казанского или Больного месторождений. Во-первых, на Северо-Останинском и на Останинском месторождениях залежи расположены, как в верхней юре, так и в залегающем глубже палеозое. Во-вторых, на участке есть большое количество тектонических разломов, которые нам еще предстоит изучать. В-третьих, углеводороды в основном сосредоточены в палеозойских трещиноватых коллекторах. В таких условиях подход к разработке намного серьезнее. На этапе пробной эксплуатации мы должны определить продуктивность скважин и оценить насколько эффективно будет работать система трещин и матрица породы, а также способы повышения эффективности эксплуатации скважин и разработки объекта. В числе этих способов можно рассматривать бурение горизонтальных скважин, проведение гидроразрывов пласта, кислотные обработки, формирование системы поддержания пластового давления. Нам принципиально важно будет определить систему развития трещин для того чтобы избежать в будущем бурения «сухих” скважин. Первую эксплуатационную скважину на палеозойские отложения мы бурим на Северо-Останинском месторождении. От результатов бурения этой скважины, отбора и исследования керна, проведения геофизических мероприятий очень многое зависит в дальнейшей разработке Останинского блока. Мы будем работать по сложной комплексной схеме. Важно, что пробная эксплуатация должна определить направление рентабельной разработки данных объектов.

То есть наша Компания действительно идет еще по более сложному пути в разработке месторождений?

Судите сами, у нас на Останинском участке выделяются более 15 объектов разработки с разным характером насыщения, совершенно разного размера, разбросанных по площади и разрезу. Разработка таких участков — действительно очень сложная работа. И те же специалисты Шлюмберже, которые посещали нашу компанию, рекомендовали тот же самый порядок ввода месторождений в эксплуатацию, соответствующий нашему плану. Конечно, на каждом этапе пробной эксплуатации у нас есть риск совершить незначительные технологические ошибки, которые могут привести к неверным выводам. Поэтому разработку таких сложных объектов можно сравнить с хирургической операцией. Напряженность работы геологов, буровиков, проектировщиков является очень высокой. И, по сути, каждый шаг, каждый подход к проводимым работам должен быть максимально бережным. Это и есть разработка сложных месторождений — полигон, где наши специалисты повышают свою квалификацию, а компания в целом приобретает новый опыт.

Можем ли мы по-прежнему говорить о серийном вводе Востокгазпромом месторождений в эксплуатацию?

Серийный ввод — это тезис, отражающий организационный подход к мероприятиям по вводу месторождений. В процессе серийного ввода мы вырабатываем некоторые типовые приемы, которые позволят нам применять их на разных объектах. Я имею ввиду подходы по разработке месторождений, по бурению, по подготовке технологических объектов, или , например, квалификационные требования к подрядчикам и контроль за их работой, так как невозможно на таких сложных производственных комплексах полностью доверять инициативе подрядной организации. Да, мы на новых объектах предъявляем те же требования к организации процесса, которые показали свою эффективность на предыдущих этапах. Такие подходы являются типичными и для Мыльджинского, и для Северо-Васюганского, и для Казанского, и для Болтного месторождений. Однако мы не можем не брать в расчет уникальность каждого сложного месторождения. Те приемы, которые мы наработали ранее, конечно, будут использованы при разработке других объектов, но они не подходят целиком и полностью. Что-то мы можем тиражировать, что-то уже происходит автоматически и очень быстро, но профессионализм геологов, инженеров и разработчиков является фундаментом всей работы. При разработке сложных месторождений невозможно загрузить программу в компьютер и использовать ее постоянно. Пусть организационные подходы будут тиражироваться, но ключевым навыком недропользователя является индивидуальная, штучная, бережная работа с каждым конкретным объектом, которую можно сравнить с ювелирным мастерством. Здесь нет места спонтанным решениям. Каждая скважина, даже эксплуатационная, увеличивает наши знания о геологии и разработке. От того, насколько тонко мы притрагиваемся к объекту недр, насколько внимательно вкладываем полученную информацию в нашу модель объекта, от этого колоссально зависит эффективность нашей работы. В этом и состоит работа недропользователя.

Введенное в эксплуатацию в 2009 году Казанское месторождение обеспечит еще Компании прирост запасов?

Для выполнения подсчета запасов углеводородов и снижения неопределенностей по программе эксплуатационного бурения 2009–2010 гг. мы пробурили и испытали три разведочные скважины. По нашим оценкам, по результатам бурения разведочных скважин №№ 16Р, 17Р и 18Р, Компания планирует прирастить около 5 млн тонн извлекаемых запасов условного топлива категории С1. Но нужно сказать, что этот прирост запасов пополнит „копилку“ Компании только в 2011 году, когда решение процедурно будет оформлено Государственной комиссией по запасам.

Что касается конкретно Северо-Останинского месторождения, которое вводится в пробную эксплуатацию в 2010 году, когда мы здесь торжественно перережем красную ленту?

Когда введем в эксплуатацию установку подготовки нефти — в 2011 году. Этот технологический объект позволит нам создать некий модуль разработки месторождения. К этому времени мы должны пробурить 5 эксплуатационных скважин : одну нагнетательную и 4 добывающих, то есть создать элемент площадной пятиточечной системы, при этом три скважины будут с горизонтальным окончанием ствола длиной 250 м. Данный комплекс мероприятий позволит нам на этапе пробной эксплуатации „экспериментировать“ с месторождением. Мы будем, используя эту систему, сдавать продукт на рынок и, в то же время, черпать ресурсы непосредственно для самой пробной эксплуатации. Установка подготовки нефти является основой промышленной эксплуатации месторождения. А размеры разработки будут увеличиваться.

А на Болтном месторождении нет необходимости строить установку подготовки нефти, так как рядом расположено Казанское?

В строительстве УПН на Болтном нет необходимости. Мы предполагаем задействовать непосредственно инфраструктуру Казанского месторождения. Показатели разработки Болтного месторождения, особенно операционные, действительно являются очень привлекательными. Другое дело, что месторождение небольшое, но операционные затраты по нашим расчетам составляют ниже 800 рублей на тонну добычи нефти. То есть менее 800 рублей составляют затраты на тонну добычи нефти за вычетом налогов, амортизации и транспорта нефти, другими словами, это себестоимость нефти не на скважине, а на узле учета. Для сравнения, по отрасли этот показатель — в 2–3 раза больше.

Будет ли осуществляться поисковая разведка на неизведанной площади Сомовского лицензионного участка?

Согласно лицензионному соглашению в 2010 году мы формируем программу геологоразведочных работ. В 2011 году мы планируем закончить строительством первую поисково-разведочную скважину из 2-х предусмотренных по лицензионному соглашению и также будем формировать программу сейсморазведочных работ. Сомовский лицензионный участок в целом занимает обширную территорию в 2358,8 кв. км, поэтому в целях открытия новых месторождений мы будем изучать все перспективные участки. Безусловно, мы рассчитываем на успешность бурения. Если мы найдем запасы углеводородов, должны будем произвести доразведку структур новыми разведочными скважинами. Конечно, успешность этих мероприятий не гарантирована, но будем надеяться на это.

Какой объем работ будет выполнен в текущем году по строительству системы транспорта попутного нефтяного газа?

Система использования попутного нефтяного газа состоит из 2-х основных элементов — газокомпрессорной станции на Казанском месторождении и газопровода — газосборного коллектора, по которому будет транспортироваться углеводородная смесь от места добычи до установки подготовки газа на Мыльджинском месторождении. Система будет работать, когда будут введены оба объекта. При подготовке проекта, мы учитывали то, что производство сложного газокомпрессорного оборудования занимает значительный срок порядка одного года. Поэтому строительство линейной части газопровода мы разбили на 2 сезонных периода — зимний сезон 2009–2010 гг. , и зимний сезон 2010–2011 гг — для того, чтобы получить 100% надежность объекта. В этом году мы заканчиваем основные работы, когда растают зимники, и невозможно будет вести работы на проезде вдоль трассы. Сегодня произведен заказ газокомпрессорного оборудования. Пошел отсчет тех самых 50 недель, в течение которых оборудование будет изготовлено. В текущий момент подготовлена и отсыпана площадка для газокомпрессорной станции, в летний сезон мы проведем работы по нулевому циклу всех объектов. Это не только объекты компрессорных агрегатов, но и вспомогательное хозяйство — метанольное, азотно-воздушное, по подготовке топливного газа для двигателей внутреннего сгорания, которые являются приводами компрессоров. Соответственно на линейной части газопровода мы практически выполнили полностью все подготовительные работы по трассе, вырубка и рекультивация порубочных остатков составила 75% . На конец первого этапа мы должны пройти 65 километров газопровода. Наши текущие темпы говорят о том, что план будет выполнен, возможно, с незначительным отставанием, который не повлияет на конечный срок. Тем самым мы получим колоссальный задел, чтобы газопровод был введен ни дня позднее, когда он будет необходим, то есть когда будут введены объекты компрессорной станции. Все работы по подготовке промышленной площадки к монтажу оборудования будут выполнены в летний период при максимально удобных климатических условиях.

К изготовлению оборудования компания подошла очень серьезно. Наверняка, рассматривались самые разные варианты по выбору производителей и поставщиков?

Да, мы тщательно выбирали производителей. Сначала проанализировали потенциально имеющиеся на рынке предложения, потом в течение полугода проводили конкурс по выбору оптимального производителя-поставщика. Так как объемы перекачиваемой смеси у нас небольшие, а степень компримирования или сжатия транспортируемого сырья является очень высокой — по сути, мы поднимаем давление в газопроводе с 5 до 100 атмосфер, наши специалисты сделали выбор в пользу поршневых компрессоров, а не центробежных. Производит газокомпрессорное оборудование фирма Ariel, двигатели приводов — Caterpillar. Сочленение компрессорного оборудования и двигателей — американская компания „Экстерран Холдинг Компани НЛ Б.В.“. Немаловажно, что поршневые компрессоры поставляются в высокой степени готовности, их нужно всего лишь смонтировать на фундамент, сформировать укрытие и подключить к внешним сетям.

В связи с реализацией масштабных планов на какие объемы добычи углеводородов Востокгазпром рассчитывает в ближайшие годы?

В 2016 году с Южной группы месторождений с учетом жидких углеводородов, добываемых на Мыльджинском и Северо-Васюганском месторождениях, мы рассчитываем добывать 2,2 миллиона тонн нефти и конденсата. Это более чем в 2 раза больше, чем мы прогнозировали ранее. Прогноз по добыче 1 миллиона тонн к 2012 году, декларированный нами ранее, сегодня скорректирован. К 2013 году мы планируем выйти на уровень в 1,8 миллиона тонн, и уже к 2016 году — до 2,2 миллионов тонн. Что касается добычи газа, мы не просто планируем сохранить прежний уровень, но и к 2012- 2013 годам выйти на уровень в 3,7 миллиардов, что примерно на 20% больше по сравнению с тем, что Компания добывает сегодня. Рост объемов газодобычи связан с эффективным использованием попутного газа Южной группы месторождений и с доразбуриванием Мыльджинского и Северо-Васюганского месторождений. На действующих месторождениях мы будем бурить в тех зонах, которые ранее не были охвачены дренированием. Конечно, это небольшое количество скважин — порядка 4-х на каждом действующем газоконденсатном месторождении, но это позволит увеличить уровень добычи газа. Также есть планы по использованию газоконденсатных пластов месторождений Останинского блока. Тогда по новому газопроводу от Казанского до Мыльдждинского месторождения будет транспортироваться не только попутный газ, но и сырье газоконденсатных залежей. Это наша комплексная программа по добыче газа на обозримый диапазон до 2017 года. И стартовые работы по реализации этой программы завершатся в 2013 году.

И при этом не уходят на второй план вопросы экономической эффективности разработки?

Сегодня мы делаем важные шаги в 2-х направлениях: по раскрытию потенциала ресурсной базы Компании, который был наработан в предыдущие годы, и по наращиванию этого потенциала за счет доразведки и приобретения новых объектов недр. Мы не просто расширяем ресурсную базу и начинаем разрабатывать новые месторождения, мы готовы обеспечить рентабельность разработки в текущем периоде. Посмотрите, мы только зимой в конце 2009 года получили лицензию на Сомовский лицензионный участок, а уже 3 квартале 2011 года — всего через 1,5 года! — месторождение будет давать живую прибыль. Это можно назвать нормальной системной работой.