Леонид Чернощеков: Самара останется в моей душе

Ноябрь 2010, журнал «Самарские судьбы», беседу вела Юлия Шумилина


Скачать статью (PDF, 956,5 КБ)

Он проработал в Самаре совсем недолго — всего восемь месяцев. Но проработал так, что спустя годы его в Самаре помнят и любят. Его дела получили свое реальное воплощение и продолжение. Леонид Николаевич Чернощеков — бывший генеральный директор ООО «Самаратрансгаз». В его арсенале два высших образования, специальности горного инженера и экономиста. За плечами — трудовой путь от ученика электрика до генерального директора ООО «Самаратрансгаз» и ООО «Газпром трансгаз Саратов». В прошлом — работа в Средней Азии и на Севере. Он — заслуженный экономист РФ, Почетный работник газовой промышленности, Почетный работник топливно-энергетического комплекса, Почетный гражданин города Югорска, депутат Саратовской областной Думы четвертого созыва, член-корреспондент Академии технологических наук РФ, кандидат экономических наук. Награжден медалью «За освоение недр и разработку нефтегазового комплекса Западной Сибири», Серебряной медалью ВДНХ... Столько званий и столько наград!

15 ноября 2010 года Леонид Чернощеков отмечает свое 60-летие. В преддверии юбилея он дал интервью для нашего журнала.

Леонид Николаевич, какое главное наследство досталось вам от родителей?

А каким было ваше детство?

Годы студенчества и служба в армии стали основой вашего дальнейшего становления или только определили его направление?

Эти годы были тяжелыми для страны. Перестройка, распад Союза, экономический крах, волнения, забастовки по поводу невыплат заработной платы... Вы в этот период — заместитель директора по экономике и управлению персоналом на огромном предприятии с огромным коллективом... Сложно приходилось?

С какими чувствами вы собирались в Самару?

В Самаре, кроме того, что вы стали генеральным директором, еще изменился и ваш семейный статус?

Опыт Самары помог вам в Саратове?

Как вы сегодня оцениваете предприятие «Газпром трансгаз Саратов» и ту команду, которая работает под вашим руководством?

По каким принципам вы отбираете людей в свою команду?

Правда, что сразу после того, как вы приехали в Саратов, губернатор Аяцков предложил вам баллотироваться в Саратовскую Областную Думу, а вы отказались?..

Несколько месяцев назад вы встречались с Президентом Российской Федерации Дмитрием Медведевым. Ваши впечатления от этой встречи?

Какие качества, на ваш взгляд, необходимы человеку, чтобы сделать хорошую карьеру?

Ваши дети подхватили профессиональную эстафету?

Вы со своей супругой знакомы уже 47 лет. Она осталась для вас той же самой девочкой, или что-то изменилось?

Ваше отношение к вере.

Ваше стремление помочь тем, кто нуждается в помощи, идет от веры?

Чем вам хочется заполнять часы досуга?

Ваш возраст — это возраст мудрости. Что для вас главное в жизни сейчас?

Леонид Николаевич, вы — успешный человек, при этом вы счастливы?

 

Я вырос в неполной семье. Отца не помню совсем. Меня воспитывали мама и старшая сестра, которые дали мне образование. А дальше я шел по жизни сам. Мама очень хорошо разбиралась в людях. Это качество на протяжении всей жизни помогает и мне. Конечно, все мы любим родителей за их доброту, заботу. Наверное, в этом все родители одинаковы.

 

Трудным. Я помню себя лет с трех. Однажды мама не смогла забрать меня из детского сада. Она работала в смену, и я остался в садике на ночь совсем один. Я сидел и плакал — боялся, что меня никогда не заберут... Игрушек у нас не было. Я сам их мастерил: лепил из пластилина, а потом играл. Теперь уже мой внук тоже делает игрушки, собирает конструктор.

Я никогда не был озорным мальчишкой. Мама и сестра меня очень любили. Я видел, как маме трудно было нас растить. Она стремилась сделать для нас все. Может, иногда и баловала. Работа у нее была тяжелая — вредные условия труда на металлургическом комбинате. Я видел, как сильно она устает. На протяжении всей жизни старался, чтобы ни маме, ни сестре не было за меня стыдно.

Помню наш двор в Кривом Роге. Рабочий поселок, где мы жили, назывался Зеленым городком. Летом он весь утопал в зелени. Там во дворе мы часто играли в городки. Жаль, что сегодня эта игра почти забыта...

Жили мы в двухэтажке барачного типа, которые строили пленные немцы. Мама, сестра и я — в одной комнатке, которая была одновременно и спальней, и кухней. Условия тяжелые: все удобства во дворе, горячей воды нет, печка... В нашем дворе жили семьи разного достатка. У кого-то были красивые меблированные квартиры. Но я никогда никому не завидовал. Я считаю, что если человек не завистлив, то за это качество ему обязательно воздастся.

В школе я был старостой класса, комсоргом, состоял в бюро комсомола. Большое значение имела и моя увлеченность спортом: легкой атлетикой, баскетболом, футболом. На меня возлагали большие надежды. После окончания украинской школы я пошел поступать в институт. Но по-русски ничего не знал, даже как сказать «удельный вес» (по-украински это — «пытома вага»). Потом пришлось переучиваться. Сдав два вступительных экзамена в вуз, я все бросил — побоялся, что не пройду по конкурсу. Вместе с друзьями решил, что пора уже самому зарабатывать на жизнь. Правда, на работу меня никуда не принимали, мне ведь не было еще и семнадцати. Взяли только учеником слесаря. Проработав в тяжелейших условиях всю зиму, я понял: как же был неправ! Необходимо было получать высшее образование. Я вновь набрал учебников и после работы их штудировал. На следующий год поступил в горнорудный институт.

 

В вузе нам преподаватели говорили: «Мы только учим вас пользоваться литературой, чтобы в дальнейшем вы могли сами применять знания на практике!» Предела совершенствованию нет. Нужно совершенствовать себя во всем. Институт дал мне только направление в жизни. А после института была армия. Всю нашу институтскую группу призвали — офицерами, потому что в вузе была военная кафедра. Нам присвоили звание лейтенантов танковых войск. Служили чуть больше двух лет. Я был заместителем командира роты. Армия дала мне очень много, она закалила меня как мужчину. Считаю, что каждый мужчина обязательно должен пройти этот путь. Может быть, он не всегда легкий, но он необходим.

В армии я научился и подчиняться, и командовать. Сам стал собраннее, даже жестче. Мне вспоминается такой случай. Как-то мне пришлось объявить три наряда вне очереди рядовому по фамилии Бурлака. Наряды обычно отрабатывались на кухне, а после дежурства солдат должен был принести оттуда записку, как он работал. Утром Бурлака принес записку из столовой от прапорщика: «Рядовой Бурлака работал неплохо, но опыта мало!» С намеком на то, что его надо чаще отправлять на кухню. Этот случай я иногда рассказываю своим коллегам, повторяя слова прапорщика: «Работаете неплохо, но опыта мало!»

После окончания института я женился. Мы познакомились с будущей супругой, когда нам было по 13 лет — вместе учились в одной школе, только в разные смены. Наши семьи жили рядом. Можно сказать, что газовиком я стал еще и потому, что родители моей жены — газовики. После свадьбы переехали с супругой в Черкассы, где я проходил воинскую службу.

После армии я вместе с семьей отправился в город Ургенч Хорезмской области на комсомольскую стройку магистральных газопроводов системы «Средняя Азия — Центр». Центральным предприятием там было «Средазтрансгаз» — управление магистральных газопроводов. Я работал на компрессорной станции. Сначала мне предложили работать инженером, но, несмотря на то, что у меня было высшее образование и звание старшего лейтенанта, я не согласился. Посчитал, что для этого нужно иметь практический опыт. Поэтому пошел работать слесарем-ремонтником газокомпрессорной службы. Приходилось трудиться и в аварийных ситуациях. Но я никогда не жалел, что пошел в газовую промышленность. Через год стал инженером по ремонту.

Когда я работал в центральном аппарате управления «Средазтрансгаз», меня вызвали в обком партии и сказали: «Будешь вторым секретарем обкома комсомола!» Я отказался. Такие команды не принято было обсуждать. А ситуация у меня была непростая: заболел сын. Тогда в Средней Азии много людей страдало от применения дефолианта — химического вещества, которое использовалось в сельском хозяйстве для быстрого созревания хлопка. В сложившейся ситуации мне нужно было принимать какое-то решение. И тут мне предложили: «Поезжай в Тюмень!» Получилось, как в поговорке: из огня да в полымя. И я выбрал Тюмень. Сам тогда представлял: здесь один песок, ничего нет... а там — сосны! Так в моей жизни возник «Тюментрансгаз».

Шел 1979 год, мне было почти 29 лет. В Тюмени я начал работать начальником отдела труда и заработной платы. Через семь лет стал заместителем генерального директора. Скучать не приходилось. Когда я приехал в поселок Комсомольский, там стоял только один пятиэтажный дом, все остальные были одно- и двухэтажные. Теперь уже поселок вырос в красивый город Югорск, численностью 35 тысяч человек, появился свой городской транспорт. А в то время там проживало 15 тысяч человек; два магазина, асфальтовых дорог не было, дорожки вымощены досками... Зимой все заваливало снегом, температура опускалась ниже 40 градусов. Жизнь в поселке значительно отличалась от жизни в больших городах. Там все было рядом: дом, работа. Ездить никуда не надо было, везде ходили пешком. Был спортзал, где мы занимались. Предприятие развивалось на моих глазах, и тогда, и сейчас оно является градообразующим. Сегодня «Тюментрансгаз» — самое крупное предприятие в составе «Газпрома». Там я проработал 20 лет. Могу сказать: это самые плодотворные годы моей жизни, период становления. Именно эти годы сыграли большую роль в моей дальнейшей судьбе.

 

Как-то я подсчитал, в год у меня тогда было до 180 дней командировок. Полгода я проводил в разъездах. Приходилось работать с разными коллективами, убеждать людей. Народ понимал, что ситуация тяжелая и она исправится. В трудных условиях бунтовать было некогда. На Севере вообще везде коллективы очень сплоченные. Могу сказать, что в то время было особое внимание к Северу. «Газпром» принимал активное участие в том, чтобы у нас не было больших задолженностей по зарплате. Мы решали социальные вопросы, находили выход из сложных ситуаций. Кроме этого, я был депутатом городской думы, возглавлял бюджетный комитет в Югорске.

Потом «Газпром» направил меня в Москву на должность начальника Департамента управления персоналом. Шел сентябрь 1999 года. Мне было очень тяжело уезжать, и первое время, когда я работал в «Газпроме», меня все время тянуло обратно. Иногда наступали такие моменты, когда я был полностью готов принять решение о возвращении в Тюмень. Неустроенность, другой образ жизни... Тяжелый город. Я жил один в гостинице. Хотя у меня в столице — друзья, им очень трудно было найти время для общения со мной. Другой ритм жизни. Каждые субботу и воскресенье я выходил и гулял по Ленинскому проспекту от гостиницы «Спорт» до площади Гагарина. Много читал. А семья жила в Тюмени. Через год мне дали квартиру, стало немного полегче. Русский человек привыкает к любой ситуации. В 2001 году руководство «Газпрома» предложило мне возглавить «Самаратрансгаз».

 

До этого я никогда в Самаре не был. 5 октября в Москве вечером был подписан приказ о моем назначении, а уже утром 6 октября мы вылетели в Самару. Председатель правления «Газпрома» Алексей Борисович Миллер вылетел вместе с нами. Сначала мы побывали у губернатора Самарской области Константина Алексеевича Титова, затем приехали в компанию «Самаратрансгаз», где должно было проходить совещание. Я прилетел в Самару как заместитель начальника департамента по управлению персоналом. Даже работники «Газпрома» не знали, что меня будут представлять.

А. Б. Миллер сказал, что руководство «Газпрома» приехало для того, чтобы посмотреть предприятие, поговорить с его сотрудниками о текущей деятельности, но прежде хотелось бы решить кадровый вопрос и представить нового генерального директора «Самаратрансгаз». Он назвал мою фамилию.

В тот момент с экономической и финансовой точек зрения предприятие «Самаратрансгаз» лежало «на боку». Колоссальной была дебиторская задолженность, кредиторская — еще больше. Практически полгода предприятие было без руководства. А коллектив в Самаре, как впоследствии я узнал, был очень работоспособный — грамотные специалисты. Мы быстро сработались, стали одной семьей.

Коллектив самарского предприятия мне очень помогал. Я делал все, что было в моих силах, откликался на проблемы людей. Коллектив почувствовал, что есть движение вперед, что есть будущее. И мы спасли это предприятие. Я пригласил на работу нескольких человек, в том числе и Олега Александровича Степаненко на должность главного инженера, теперь он генеральный директор «Самаратрансгаз». Он был моим первым помощником. Когда я работал в «Тюментрансгаз», Олег Александрович Степаненко был там начальником диспетчерской службы. По роду деятельности мы с ним не пересекались. Но я слышал о нем мнения коллег, знал, как он работает. Поэтому я пригласил его в Самару. Николая Владимировича Шумилова я тоже знал по работе в «Тюментрансгаз». Он возглавлял Сорумское линейно-производственное управление магистральных газопроводов. И когда мне понадобились помощники, я пригласил именно тех людей, которым доверял, которые впоследствии доказали, что должны быть на этих местах.

Часто нам приходилось уже за полночь проводить планерки. Эти месяцы мы работали очень напряженно, но и плодотворно. Выправили ситуацию, и люди это почувствовали. Возможно, поэтому тот короткий период и запомнился самарцам. У коллектива началась вторая жизнь. У меня ни к кому не было претензий, что кто-то делает что-то не так. Все работали слаженно над решением той задачи, которую тогда поставил председатель правления «Газпрома».

Мы начали с того, что спасли предприятие от банкротства. Решали проблемы погашения взаимных долгов. Каждый день поздно вечером собирались на совещаниях, чтобы подвести итоги проведенной работы. Параллельно решали социальные вопросы. Нельзя только требовать от людей, нужно и отдавать, стараясь понять каждого.

 

В Самаре я стал дедушкой! В тот год в Москве у меня родился внук. Самару, так же как и Саратов, я так до конца и не узнал. Пару раз был на набережной, но не знаю даже улиц, где мы находились. Я жил на работе, сутками оставался там и никуда не выходил. Иногда ночью проснешься и идешь работать.

Самара и мои самарские коллеги остались в моей душе. Они мне близки и дороги. Восемь месяцев я проработал в «Самаратрансгаз». От этого волжского города у меня остались только приятные впечатления.

Когда я уезжал в Саратов, женщины даже плакали. Ко мне подошла уборщица со слезами на глазах, я спросил ее: «Почему вы плачете?» — «Так вы же уезжаете!»

 

Да. Дело в том, что генеральным директором я впервые ощутил себя именно в Самаре. И потом перенес самарский опыт в Саратов. Самара стала для меня площадкой, на которой я набирался опыта руководителя высшего звена. Были, конечно, и шишки. Но именно в Самаре я созрел как генеральный директор. А уже дальнейшее мое становление шло здесь, в Саратове.

 

В целом оцениваю положительно. Как в любом коллективе, здесь есть разные люди. Как говорится в английской пословице: ищущий друга без изъяна останется без Друга! Если думать, что все работающие с тобой — идеальные люди и они тебе подходят, это будет заблуждение. Каждый человек индивидуален. У каждого свои недостатки, есть они и у меня. Я тоже не всех устраиваю, не могу всем нравиться. Да это и не нужно! В целом коллектив неплохой. Но нам есть над чем работать. Что касается результатов нашей работы, то мы трудимся на общую идею. Считаю, что мы этой идее соответствуем. В течение последних нескольких лет нас называют среди лучших компаний «Газпрома». Конечно, очень непросто постоянно удерживать лидирующую позицию.

 

Первый принцип — профессиональные качества человека. Многие говорят о преданности, но это качество должно уходить на третий план. Второе — это человеческие качества, потом уже все остальное.

 

Да, я отказался. Выборная кампания уже началась, но я понимал, что сиюминутный авторитет, который создаст для меня губернатор, в дальнейшем сыграет со мной злую шутку. Я не хотел выглядеть смешно: только приехал в область и сразу пошел в депутаты. Чтобы стать депутатом, нужно иметь авторитет у избирателей, чтобы тебя хорошо знали в этом городе, области. Для себя я это определил и снял свою кандидатуру с выборов.

 

Мне было очень приятно встретиться с Дмитрием Анатольевичем. Как все генеральные директора «Газпрома», я бывал на собраниях акционеров, где он в свое время был Председателем совета директоров. Но до этого нам не приходилось общаться так, как посчастливилось мне сейчас. Дмитрий Анатольевич мне очень понравился. Это разносторонне образованный человек — интеллектуально, профессионально. Настоящий президент. Для меня было удивительно, что рядом находится ТАКОЙ человек, а с ним так легко общаться! Его должность не давит на окружающих. Он раскрепощен, обладает прекрасным чувством юмора, располагает к себе людей — это замечательные качества.

 

Надо трудиться, не жалея себя. По-другому не может быть. Надо во все вникать. Сегодня я пытаюсь вникнуть даже в то, чего раньше не знал.

Когда я работал в «Тюментрансгаз», генеральным директором там был Герой Социалистического Труда заместитель министра Евгений Николаевич Яковлев. Ему тогда было за 50, а мне 28 лет. Но он не стеснялся приглашать меня, чтобы вместе изучать Кодекс законов о труде. Когда возникала какая-то сложная ситуация, мы вместе разбирали, как правильно поступить. Я был в два раза моложе его, но он этого никогда не стеснялся. И сейчас я считаю, что не нужно стесняться, если чего-то не знаешь. Мы не можем знать все. Но если есть желание, всегда можно вникнуть в любую проблему. Поверхностное отношение к делу не принесет ничего хорошего. Когда ты будешь владеть ситуацией — будешь востребован, у тебя появится будущее.

В молодости я работал в песках Средней Азии, потом — на Севере и на всю жизнь уяснил для себя, как важны сила сплоченности, дружбы и трудолюбия даже в самых экстремальных условиях.

Очень важно на протяжении всех лет уметь учиться — у коллектива, у своих коллег, в учебных заведениях. Когда для дальнейшей работы мне не хватало фундаментальных знаний в экономике, я поступил в профильный институт, хотя был далеко не юношей.

Для руководителя важно уметь быть требовательным, но избегать непримиримости. Быть жестким, но никогда не жестоким. Быть заботливым, но не опускаться до популизма. И главное, надо досконально знать то, что ты делаешь, ведь спрашивать нужно прежде всего с самого себя, а только потом — с подчиненных.

За свою трудовую жизнь мне пришлось работать во многих коллективах, состоящих из разных людей: по характеру, национальности, возрасту, опыту, мироощущению. Но всех нас объединяло одно: мы — газовики. А это особый склад жизни, стиль поведения, отношение к работе, преданность общему делу, принципам корпоративного единства.

 

К счастью, да. Как сказал один из руководителей «Газпрома», нам повезло, что мы здесь работаем. Сын пошел по моим стопам, он так же, как и я, закончил экономический факультет Свердловского института народного хозяйства. В Уральском политехническом институте защитил диссертацию. Сегодня сын возглавляет управление перспективного развития внешнеэкономической деятельности «Газпрома». Дочь тоже работает в системе «Газпрома». Я доволен успехами своих детей. У меня подрастают два внука: Богдан и Тихон. Богдан пошел во второй класс, говорит, что будет работать только в «Газпроме» (смеется). Так что растут продолжатели семейных традиций.

Семья, родные люди — те, кто всегда может тебя понять, простить, разделить с тобой и горе, и радость, кто любит тебя просто потому, что любит. Это то, ради чего стоит жить и работать.

 

На каждом этапе жизни человек по-разному оценивает ту или иную ситуацию, те или иные отношения, в том числе и с супругой. Жена сыграла в моей жизни большую роль. Один из примеров: если бы не она, я бы вернулся обратно в Югорск. Кроме того, она для меня тот человек, с которым всегда можно посоветоваться. Она выскажет свое мнение. У меня есть свое понимание того или иного вопроса, но для того, чтобы принять решение, нужно знать несколько мнений, сравнить их.

Жены всегда находятся рядом с нами, на них падает очень большая нагрузка. Скажу честно: в силу своей загруженности, я мало занимался семьей и детьми. Считал своей главной задачей расти профессионально. Очень много времени уделял учебе, получил два высших образования, защитил диссертацию. Все домашние проблемы ложились на плечи жены: и дети, и дом, тем более, что мы жили на Севере...

Мне вспоминаются слова из Библии о том, что женщина не только должна соответствовать мужчине, не только взята от него, но и сотворена специально для него. Женщина восполняет собой все, чего не достает мужчине. Поэтому еще раз повторю: жена в моей жизни сыграла огромную роль. Я ей за это очень благодарен!

 

Я никогда не был атеистом. Крестился, будучи взрослым, осознавая, что в мире существует что-то помимо нас. Я верю в Бога. Понимаю, что Церковь дает народу духовность, которой сегодня так не хватает. Раньше советского человека воспитывали пионерская организация, комсомол, партия. Он шел по жизни с определенными духовными ценностями. Сегодня этих структур нет. И многое в этом отношении пытается взять на себя Церковь — это правильно. Я часто посещаю храм, который мы восстанавливаем, беседую с отцом Димитрием. При церкви создана воскресная школа, куда ходят дети. Этих ребят хорошо воспитывают.

 

Я бы не сказал, что это связано с верой. У меня было тяжелое детство. Мне вспоминается один момент. Как-то я сидел и плакал, думал: «Кто же нам поможет, чтобы мы хоть немного встали на ноги?» Если человек проживает тяжелую жизнь, а потом, будучи успешным, сталкивается с ситуацией, когда он может кому-то помочь, он должен прийти на помощь.

Недавно я посмотрел передачу об одном мальчике. Он заболел менингитом, ему неверно поставили диагноз, было осложнение, а потом ребенку ампутировали ноги. Мальчик растет, ему ежегодно нужно менять протезы, а он мечтает играть в футбол... Он вместе с мамой живет в съемной квартире, денег ни на что у них нет... А он ходит на стадион и смотрит, как другие ребята играют в футбол...

После показа передачи мы нашли координаты этого мальчика, перечислили для него деньги на протезы. Потом нам звонила его мама, рассказала, что администрация Краснодарского края дала им квартиру. Она благодарила меня и сказала, что каждый день ходит в храм и молится за мое здоровье. Но я поступил так не для того, чтобы кто-то был мне благодарен. Просто я увидел ребенка, который учится ходить на протезах, которого спрашивают: «Как дела?» — а он отвечает: «Очень хорошо!» И вопреки всему мечтает играть в футбол! Как здесь не помочь? Жаль, что мы не можем сделать для него больше.

Я думаю, желание помочь возникает независимо от того, какой ты веры. Вероисповедание тут не имеет значения. Просто человек должен оставаться человеком.

 

В разные периоды жизни хотелось организовать досуг по-разному. Когда я работал в Средней Азии и сын был еще маленьким, нужно было заниматься с ним. Тогда я больше уделял внимания семье. Когда жили в Тюмени, у нас уже было двое детей. Досуг проводил с ними, иногда удавалось заниматься спортом, играть в футбол. Там мы создали мини-футбольный клуб «Тюментрансгаз», который теперь играет в Премьер-лиге. Футбол — это даже не увлечение, это часть моей жизни. Недаром его называют игрой миллионов. С каждым годом у футбола появляется все большее количество болельщиков и игроков. Кстати, недавно медики вынесли болельщикам страшный вердикт — смотреть футбол опасно для здоровья. Поэтому я в футбол играю!

Так как я все время нахожусь на работе с людьми, то сейчас на досуге больше хочется побыть наедине с самим собой: посмотреть телевизор, полистать альбом с фотографиями, вспомнить прошлое. Художественную литературу я читаю редко. Могу взять справочники, журналы — чтобы быть в курсе дела. Этому я уделяю больше внимания.

В последнее время все чаще стремлюсь быть с друзьями. Несмотря на то, что мы встречаемся три раза в неделю после работы — играем в футбол, занимаемся в тренажерном зале, хочется больше общения. Я до сих пор поддерживаю теплые отношения со своими одноклассниками. Когда бываю в родных местах в Кривом Роге, мы всегда встречаемся. И если кому-то нужна помощь, всегда помогаем.

 

Сложный вопрос, я не задумывался над этим. Считаю, что должна быть порядочность. Вне зависимости от того, какую должность занимает человек. Должно быть нормальное отношение к людям, тогда все будет в порядке.

 

Считаю, да. Я как-то прочитал книгу олимпийского чемпиона, штангиста Юрия Власова. Он был депутатом Госдумы, красивейший человек. В своей книге он написал: «Многие задаются вопросом: что такое счастье? На что я отвечаю: когда я был олимпийским чемпионом — меня все уважали. Я свободно мог зайти к руководству страны — и я ждал счастья... Я был обеспеченным человеком — и я ждал счастья... У меня было море друзей — и я ждал счастья... Вокруг меня было много поклонниц и поклонников — и я ждал счастья... А потом у меня умерла жена, через год умерла дочь... Я остался один. Спортивные перегрузки дали о себе знать. Я оказался прикован к постели, еле выкарабкался. Похудел, состарился... И только потом понял, что счастье было тогда, раньше, — я его просто не заметил!»

Поэтому нужно дорожить каждой минутой, когда тебе хорошо. Сейчас мы с вами сидим, беседуем в приятной компании, с хорошим настроением — и это уже частица счастья. Слагаемых счастья — много. Сегодня я выстраиваю свою жизнь именно таким образом: надо дорожить отношениями, дорожить каждым днем, тем, что у тебя есть сейчас, — это и есть счастье!