Борис Иванов: Добыча за рубежом

Ноябрь 2010, журнал «Газпром», беседу вел Денис Кириллов


Скачать статью (PDF, 415,8 КБ)

Борис Робертович, в конце октября ваша компания успешно завершила испытания разведочной скважины в Алжире. Какие получены результаты?

 

Сегодня можно констатировать, что первый для Gazprom EP International год полноценной производственной деятельности мы завершаем открытием нового месторождения на Африканском континенте. В результате испытания разведочной скважины в Алжире получены промышленные притоки углеводородов — 60 тыс. куб. м газа и 49,38 т нефти в сутки. Это большая победа для нас и всего «Газпрома».

Расскажите, как, когда и для чего создана Gazprom EP International?

Площадка для развития

 

Задача по формированию центров развития зарубежного бизнеса Группы «Газпром» была поставлена достаточно давно. Переход к ее практической реализации в сегменте «Геологоразведка и добыча» начался в 2005–2006 годах.

Мощным импульсом для ускорения этого процесса стала сделка по обмену активами между «Газпромом» и немецким концерном BASF, в результате которой российская корпорация получила долю в добычных активах в Ливии. Для принятия их на баланс было решено зарегистрировать специальную компанию, и в 2007 году в Амстердаме появилась Gazprom Netherlands B. V. Впрочем, создавалась она не только для управления ливийскими активами — главная цель заключалась в содействии преобразованию «Газпрома» в глобальную энергетическую корпорацию с присутствием в ключевых нефтегазодобывающих регионах мира. Соответственно, предприятие стало площадкой для развития сегмента «Геологоразведка и добыча» за рубежом, прежде всего в районах, приближенных к экспортным рынкам сбыта, которые представляют стратегический интерес для Группы «Газпром», а также базой для консолидации зарубежных добычных активов. В июле 2009 года компания была переименована в Gazprom EP International B. V., чтобы название давало четкое представление о том, чем она занимается.

Почему Gazprom EP International зарегистрирована в Голландии?

 

Нидерландами подписаны соглашения об избежании двойного налогообложения со 126 государствами — по этому показателю страна занимает первое место в мире. Когда дело касается размещения инвестиций за рубежом, этот вопрос является одним из самых важных. Понятно, что он крайне актуален и для нас, ведь мы управляем международными активами «Газпрома» в Африке и Латинской Америке. В наш портфель уже входят проекты на разных стадиях развития в Ливии, Алжире, Нигерии и Намибии, а также в Венесуэле и Боливии. И на этом мы не планируем останавливаться.

Ваше предприятие осуществляет только газовые проекты?

Географическое разделение

 

Прежде всего, мы — газовая компания. Но месторождения редко бывают только газовыми или нефтяными, поэтому у нас на балансе есть и жидкие углеводороды.

Компания занимается всем производственным циклом, связанным с добычей углеводородов: поиском перспективных проектов, проведением геологоразведочных работ, обустройством месторождений, транспортировкой, а также привлечением финансовых ресурсов. При этом нас интересуют как сухопутные, так и офшорные проекты. Развиваем мы и сервисный бизнес.

Как вы делите зарубежные рынки с другими компаниями Группы, например «Газпром нефтью» и «Газпром зарубежнефтегазом»?

 

Мы работаем по принципу географического, регионального разделения. Например, «Газпром нефть» представляет интересы материнской компании в Экваториальной Гвинее, а мы — в Нигерии, хотя в обеих странах проекты включают как газовую, так и нефтяную составляющие. «Газпром зарубежнефтегаз» специализируется на странах СНГ и проектах на шельфе Вьетнама, которые достались компании в наследство от совместной деятельности «Газпрома» и «Зарубежнефти».

А Венесуэла? В этой стране активно работают и Gazprom EP International, и «Газпром нефть».

 

Здесь особая ситуация. «Газпром нефть» действует в составе российского Национального нефтяного консорциума (ННК), созданного по инициативе Правительства РФ. В Венесуэле ННК будет заниматься реализацией проектов разработки запасов тяжелой нефти в бассейне реки Ориноко. За нашей же компанией в этой стране закреплена газовая составляющая. Кроме того, мы активно взаимодействуем с «Газпром нефтью» и другими российскими компаниями и планируем выполнять сервисные операции для консорциума.

Что является главным при выборе регионов присутствия вашей компании?

 

Учитывается очень много факторов. В том числе — геополитические интересы России, которые обозначены руководством нашей страны. Скажем, договоренности, достигнутые в ходе визитов Владимира Путина и Дмитрия Медведева в ЮАР, Намибию, Нигерию, Анголу и другие страны, заложили некий вектор нашего движения. Россия возвращается в Африку, и мы выходим в этот регион, понимая, что от нас здесь ждут активной работы. Определив геополитические приоритеты, мы переходим к детальному изучению ресурсной базы, а также возможностей поставок углеводородов на традиционные и новые для «Газпрома» рынки сбыта. Далее рассматриваются условия ведения бизнеса и всевозможные риски, делаются экономические расчеты. На основе анализа всех этих факторов принимаются те или иные решения об участии компании в новых зарубежных проектах.

Какие проекты Gazprom EP International осуществляет в настоящее время?

Ливия

Алжир

Боливия

 

Если говорить об Африке, мы уже ведем добычу углеводородов в Ливии.

Через совместное предприятие с Wintershall AG, в котором наша компания имеет долю в 49%, мы управляем концессиями NC96 и NC97 в бассейне Сирт на северо-востоке Ливии. Оператором проекта выступают наши немецкие коллеги. На этих концессиях находятся девять месторождений, которые в настоящее время уже перешли в стадию падающей добычи. Остаточные извлекаемые запасы — доказанные и вероятные по международной классификации — составляют здесь 7,5 млрд куб. м газа и 22 млн т нефти, добыча жидких углеводородов достигает порядка 2,7 млн т, газа — 0,5 млрд куб. м в год соответственно. Речь идет только о доле Gazprom EP International. При этом объемы производства могли бы быть существенно выше, если бы не искусственное ограничение добычи со стороны OPEC, членом которой является Ливия. Мы ведем переговоры по переводу концессий в режим соглашений о разделе продукции EPSA-IVи ожидаем финальных решений по этому вопросу до конца текущего года. Несмотря на понижательный тренд по добыче, в этом районе продолжаются геологоразведочные работы, которые, как мы надеемся, помогут нам стабилизировать уровни производства на достаточно длительную перспективу.

В 2007–2008 годах мы выиграли два тендера в Ливии по участкам №19 и №64. Оперативное управление ими на условиях EPSA-IV осуществляет наша «дочка» — Gazprom Libya B. V. Первый из участков мы получили в жесткой конкурентной борьбе с ExxonMobilCorporation. Это большой офшорный блок площадью 10,3 тыс. кв. км, расположенный на шельфе Средиземного моря, с существенным потенциалом по объему предполагаемых к открытию углеводородов. Здесь уже завершена сейсморазведка методом 3D, выбраны и подготовлены для поискового бурения несколько объектов. Первую скважину на шельфе мы начнем строить в начале следующего года. Более скромный по площади — около 4 тыс. кв. км — сухопутный участок №64 находится на северо-западе Ливии в бассейне Гадамес. На нем проведена сейсморазведка 3D и 3D SPARSE. Идет активная подготовка к бурению — всего здесь должно быть построено шесть разведочных скважин. Кстати, в 2011 году мы планируем пробурить в общей сложности 18 скважин. Для нас это будет серьезным вызовом в профессиональном плане.

Кроме того, мы весьма активно работаем в Алжире. В конце 2008 года мы выиграли тендер по лицензионному участку El-Assel, расположенному на востоке страны в нефтегазовом бассейне Беркин. Конкурентная борьба велась с французской Total. Площадь периметра — 3,25 тыс. кв. км, в его пределах находятся три перспективных блока и до последнего времени было сделано одно нефтяное открытие. В начале 2009 года мы подписали соглашение с алжирской государственной нефтегазовой корпорацией Sonatrach о приобретении 49-процентной доли участия в этом проекте и соответствующий контракт на право проведения нефтегазовых операций с Алжирским национальным агентством по развитию углеводородных ресурсов ALNAFT. Оператором проекта является наша дочерняя структура — Gazprom Algerie SPA. Это концессионный договор. В прошлом году мы провели здесь масштабную сейсморазведку 3D, а в 2010-м построили первую разведочную скважину Rhourde Sayah-2. По результатам ее испытаний, как уже было сказано, в конце октября получены промышленные притоки газа и легкой нефти. То есть фактически открыто новое газонефтяное месторождение, запасы которого будут уточняться в ходе доразведки. В ближайших планах — бурение на лицензионном участке El-Asselвторой разведочной скважины — ZERP-1.

В Ливию и Алжир мы пришли не случайно — эти страны находятся в непосредственной близости от ключевого рынка сбыта российского газа. А перед нами стоит задача укреплять позиции Группы «Газпром» в Европе за счет обеспечения поставок, скажем, из Африки в Испанию и Португалию, где мы сегодня практически не представлены.

Стратегическим направлением для нас является и реализация проектов в Латинской Америке.

В первую очередь следует говорить о Боливии, где действует наша «дочка» Gazprom Latin America B.V. Буквально в конце сентября мы подписали соглашение cTotal о переуступке долей в проекте по геологоразведке на блоках Ipati и Aquio на юге этой страны в нефтегазоносном бассейне Субандино, в предгорьях Анд. В результате этой сделки мы получим 20-процентную долю участия в высокоперспективном газовом проекте, где нашими партнерами являются Total и аргентинская TecPetrol- 60 и 20% соответственно. В пределах этих блоков уже открыта одна крупная газовая залежь. Всего же, по нашим оценкам, разведанные запасы здесь могут составлять более 176 млрд куб. м газа и около 15 млн т газоконденсата. Мы ожидаем, что добыча на Ipati и Aquio начнется уже в 2013 году. Пока же здесь продолжаются разведочное бурение и сейсмические работы 3D.

На завершающей стадии находятся переговоры с боливийской государственной компанией Yacimientos Petrolíferos Fiscales Bolivianos (YPFB) о реализации проекта на блоке Azero в нефтегазовом районе Тариха. В нем нашим партнером, помимо YPFB, будет также и Total. Кроме того, мы изучаем перспективы вхождения в совместное предприятие Petroandina, 60% которого принадлежат YPFB, 40% — венесуэльской госкомпании Petroleos de Venezuela S.A. (PDVSA). Это СП владеет лицензиями на 12 нефтегазовых блоков в различных районах Боливии.

Таким образом, на сегодняшний день Gazprom EP International на основе решений ОАО «Газпром» реализует нефтегазовые проекты в трех странах: Ливии, Алжире и Боливии.

А какие решения необходимы?

 

Чтобы перейти к стадии реализации, мы должны согласовать новый проект в профильных департаментах, защитить экономическую модель и получить одобрение проекта на Центральной комиссии по недропользованию и управлению движением лицензий ОАО «Газпром».

Есть еще проекты, которые вы уже заявили или планируете выдвинуть на рассмотрение?

 

Безусловно, есть. Мы постоянно находимся в поиске новых стратегических, интересных и нестандартных проектов, которые могут принести нам экономические и стратегические дивиденды. Изучаем их, оцениваем и выдвигаем на рассмотрение.

Какие проекты вы относите к нестандартным?

Намибия

 

Речь идет о работе в тех странах, которые не являются сегодня ключевыми производителями нефти и газа. Если говорить об Африке, есть относительно небольшие, но очень интересные проекты в Намибии, Танзании, Уганде, Эфиопии, Судане, Зимбабве, Сомали и так далее.

Например, проект Kudu в Намибии — в скором времени мы планируем вынести его на рассмотрение. Это интегрированный проект, который предполагает разработку одноименного газового месторождения на шельфе Намибии, создание газотранспортной системы для доставки добываемого голубого топлива до газотурбинной электростанции мощностью 800 МВт, которую тоже еще предстоит построить, продажу получаемой электроэнергии на внутреннем рынке, а также возможность ее экспорта в ЮАР, Ботсвану, Замбию и Анголу. Пока запасы месторождения Kudu оцениваются примерно в 50 млрд куб. м газа, но предполагается, что в ходе его доразведки они могут увеличиться в несколько раз. Несмотря на относительно небольшие запасы, внутренняя норма доходности проекта превышает действующие в «Газпроме» ставки эффективности для новых проектов. Возможно, что для реализации намеченных планов мы создадим СП с государственной National Petroleum Corporation of Namibia (NAMCOR), которое получит в проекте долю в 54%. Другими участниками станут известная своей успешной геологоразведочной деятельностью по всему миру британская Tullow Oil (31%) и японская Itochu Corporation (15%). До октября 2011 года нам предстоит принять инвестиционное решение и, возможно, подписать лицензионное соглашение с Правительством Намибии.

Отмечу также, что нами подготовлены к принятию финального инвестиционного решения и другие проекты в Южной Африке и на Ближнем Востоке — как небольшие, так и достаточно крупные. Но пока говорить о них рано.

Ваша компания достаточно активно работает в Нигерии и Венесуэле. Как далеко вам удалось продвинуться в этих странах?

Нигерия

Венесуэла

 

В Нигерии мы ведем деятельность через свою «дочку» Gazprom Oil and Gas Nigeria Limited, зарегистрированную в 2008 году.

В середине прошлого года мы создали здесь на паритетных началах СП с государственной Nigerian National Petroleum Corporation (NNPC) — NiGaz Energy Company Limited. Такое разделение долей очень необычно для этой страны — как правило, NNPC получает 60%. Впрочем, не нужно забывать, что СП появилось по итогам визита в Нигерию российского Президента Дмитрия Медведева. И произошло это не случайно. Наше присутствие здесь имеет стратегическое значение как для «Газпрома», так и для всей России. Дело в том, что сегодня доказанные запасы газа Нигерии составляют около 5 трлн куб. м. Для сравнения: во всей Африке — 14,6 трлн. При этом в течение последних 50 лет целевым продуктом в ходе геологоразведки здесь была нефть, а не газ. Поэтому если газовые месторождения и открывались транснациональными корпорациями, то большинство скважин просто бетонировалось с передачей нулевой информации государству. В результате никто точно не знает, каковы на самом деле запасы газа в недрах этой страны. И в будущем Нигерия может превратиться в одного из крупнейших поставщиков голубого топлива на мировой рынок, в том числе в Европу. Если же мы не будем здесь работать, то можем упустить этот процесс, со всеми вытекающими последствиями. Поэтому сегодня наша первоочередная задача заключается в том, чтобы приобрести добычные активы в Нигерии, которые позволят нам производить газ не через 5–7 лет, а уже завтра. Пусть даже пока это будут месторождения с небольшой текущей добычей.

В Венесуэле мы работаем над целым рядом конкретных газовых проектов через Gazprom Latin America B.V. Среди них — шельфовые Blanquilla Este y Tortuga и Mariscal Sucre, которые включают не только добычу газа, но и производство СПГ. Кроме того, мы активно развиваем в Венесуэле сервисное направление через нашу «дочку» Gazprom Latin America Servicios C.A. и СП с государственной PDVSA — ServiciosVenRus SA, в котором нам принадлежат 40%. Недавно подписаны два соглашения, в соответствии с которыми этому предприятию будут поручены работы по сервисным проектам на сумму 800 млн долларов.

Какие работы осуществляют ваши сервисные подразделения?

Перспективы

 

Выполняют целый комплекс работ — от строительства и ремонта компрессорных станций, очистки нефтешламовых амбаров, бурения и капитального ремонта скважин до оказания сервисных услуг в энергогенерирующих проектах.

Кстати, этот сервисный компонент мы хотим реализовать и в Нигерии, для чего там недавно создано СП с нигерийской Geokinetic- Geodata Technical Services Limited.

С чем связаны дальнейшие перспективы развития Gazprom EP International?

 

Мы работаем с очень четкими стратегическими ориентирами и стараемся развивать наш бизнес, отталкиваясь от тех региональных центров, где уже присутствуем. Условно говоря, можно идти от Алжира и Ливии южнее, можно подниматься от Нигерии севернее, образовывая своеобразный пояс присутствия «Газпрома» в Северной и Западной Африке. Но будем стараться развивать бизнес и там, где уже действуем, — вывести на добычу заявленные проекты. В том числе и для того, чтобы получать положительный денежный поток, работать на самоокупаемости и ежегодно перечислять дивиденды материнской компании. Председатель Правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер поставил перед нами цель перейти к работе на принципах проектного финансирования.

Но, конечно, мы планируем выходить и в новые регионы. Например, сегодня изучаем предложения государственной нефтегазовой компании Qatar Petroleum по работе на шельфе Катара. Рассматриваются возможности реализации проектов в партнерстве с катарской и ливийской сторонами в третьих странах и другие интересные для Группы «Газпром» предложения.